Из истории велосипедной жизни Пскова

Название “велосипед” придумали французы, соединив два латинских слова, означающих в переводе “быстрая нога”. А сам велосипед пытливые люди изобретали более трех веков. Только в 80-ые годы 19 века он приобрел современные черты:  одинаковые по размеру колеса с проволочными спицами и надувными резиновыми шинами, педали с цепной передачей, укрепленные на металлической трубчатой раме… Тогда же за рубежом началось промышленное производство велосипедов. Их стали завозить и в Россию.

Газета “Псковский городской листок”  1 ноября 1889 года на последней странице в разделе  “Смесь” (где печатались анекдоты, комические бытовые сценки, курьезные истории, стихи) впервые рассказала читателям, что такое велосипед. А вскоре псковичи и воочию увидели эту диковинку на своих улицах: летом 1890 года в губернском Пскове появились первые четыре велосипеда.

Новинка вызвала большой интерес. Уже на следующий год число любителей велосипедной езды выросло до двадцати пяти. Среди них сразу нашлись энтузиасты нового вида спорта. В июне 1891 года три велосипеда, несмотря на малый опыт, совершили путешествие до города Острова и обратно, проехав 106 верст по слабо утрамбованному шоссе. Их называли настоящими героями. А в августе поручик 146-го пехотного Царицынского полка, квартировавшего в казармах на Кахановском бульваре (ныне перестроенных и ставших цехами машобъединения в конце Октябрьского проспекта), Николай Михайлович Богословский на велосипеде проехал из Пскова в город Холм на юго-восточной окраине губернии, а оттуда в Торжок Тверской губернии. Его появление везде  “привлекало массу народа, желающего полюбоваться на невиданное доселе зрелище”

Впрочем, основная масса велосипедистов предпочитала небольшие прогулочные поездки по городу и ближайшим окрестностям. Чаще всего они пользовались тенистыми аллеями Кахановского бульвара – излюбленным местом вечернего моциона псковичей. И сразу вызвали жалобы гуляющей публики. В ответ псковский полициймейстер П.А. Зарецкий издал в июне 1893 года такой приказ: когда жители гуляют по аллеям шоссе, полицейские должны следить, чтобы там не было пьяных, нищих, публичных женщин, а также велосипедистов.

На следующий год последовало уточнение: запрет касался только боковых аллей бульвара, но не центральной части шоссе. Однако пыльная шоссейная дорога мало радовала велосипедистов. А их становилось все больше. Газета сообщила о появлении в городе дам-велосипедисток в красивых, нарядных костюмах. Они стали кататься в Сергиевском городском саду (так тогда называли летний сад имени Пушкина), где отдыхающей публики, особенно детей, было еще больше. Им сразу напомнили крылатое выражение А.С. Грибоедова: “Нельзя ли для прогулок найти подальше закоулок?”

Спросом на велосипеды быстро воспользовались местные купцы. 1 июня 1894 года “Псковский городской листок” впервые напечатал их рекламу: импортные велосипеды фабрики Дюркопа из немецкого города Белефельда продавались в Пскове на Великолуцкой улице в доме британского подданного льноторговца Малькольма (на том месте по Советской улице, 51 – сейчас завод электротехнического оборудования), а также в Острове у О. И. Фукса и в Опочке у Ф. Ф. Штокмара. Одновременно возникла и конкуренция. Розничную продажу и оптовый склад велосипедов устроил при своей конторе на улице Архангельской( Ленина, 5) купец Г. Ф. Викенгейзер. А столичный журнал “Велосипед” устроил склад машин в часовом магазине Х. Цимбала и назначил его своим агентом по Пскову и губернии.

Постепенно псковские любители велосипедной езды стали объединяться. 12 июня 1894 года они коллективно встречали двух московских туристов Мадраха и Банка, совершивших пробег за границу, чествовали их ужином по подписке в курзале Черехи и через два дня провожали в дальний путь на Ригу. Сопровождать спортсменов взялся псковский велосипедист В. В. Люкс. В конце того же месяца псковичи совершили совместный выезд на велосипедах в Остров. В нем впервые участвовала одна женщина.

К этому времени во Пскове было около сотни самокатчиков (так их иногда называли). Они стали поговаривать о создании спортивного клуба или общества.

В то же время усилились жалобы псковичей на то, что большинство велосипедистов не придерживаются никаких правил езды и стесняют гуляющую публику. В конце июля 1895 года по городу расклеили очередной приказ полициймейстера, запрещавший проезд на велосипеде по обеим аллеям Кахановского бульвара с 6 до 11 часов вечера, когда обычно псковичи там прогуливаются, а в другое время разрешалась езда только по левой аллее и с соблюдением осторожности.

К тому же “Псковский городской листок” 23 августа неожиданно выступил с передовицей, в которой призывал противодействовать созданию общества велосипедистов, поскольку псковичи и так содержат непосильной количество различных благотворительных, научных и прочих обществ, а велосипедный спорт, гонки, по мнению автора, вредны для здоровья.

Несмотря на эту контрпропаганду, в январе следующего 1896 года кружок любителей велосипедного спорта приступил к разработке устава общества. Возглавил этот кружок авторитетный общественный деятель, порховский помещик, отставной полковник гвардии Николай Иванович Новосильцов, незадолго до этого избранный губернским предводителем дворянства.

Одновременно любители договорились с командиром 93-го пехотного Иркутского полка (который сменил Царицынский полк и разместился  тех же казармах) о пользовании в зимнее время полковым манежем, расположенным на противоположной стороне Кахановского бульвара. Два раза в неделю множество велосипедистов стали собираться там на тренировки.

Н. И, Новосильцов побывал в Петербурге, познакомился с порядком организации спортивных клубов и с действовавшими в столице правилами езды на велосипеде. Затем он переработал их применительно к псковским условиям и передал на рассмотрение городской управе. 19 июня 1896 года Псковская городская дума приняла Обязательные правила о порядке езды на велосипедах в городе Пскове. По существу, это были наши первые правила уличного движения. 5 июля губернатор утвердил их, приказал напечатать в  “Псковских губернских ведомостях” , и 15 августа они вступили в силу.

2016-07-09

Псковское общество велосипедистов

В наше время трудно без улыбки читать некоторые пункты этих правил. Обгоняя пешеходов или экипажи, следовало умерить ход и заблаговременно дать звонок. В случае беспокойства лошадей надлежало “обязательно сойти с велосипеда и стараться укрыть его”. Огибать угол или пересекать улицу можно было только тихим ходом, давая звонок. В местах большого скопления публики или экипажей предписывалось сойти с велосипеда и провести его в руках. По тротуарам улиц и пешеходным дорожкам, в садах и скверах запрещалось даже проходить с велосипедом.  “Быстрая езда по городу и в особенности в перегонку безусловно” воспрещалась.

Спор о езде по Кахановскому бульвару до Варшавского вокзала в правилах решался так: по правой аллее она воспрещалась безусловно, а по левой разрешалась во всякое время, но от 6-ти до 10 часов вечера только тихим ходом.

В городе позволялось ездить на низких (безопасных) одноместных двухколесных велосипедах со звонком, а в темное время – и с зажжёным фонарем, прикрепив сзади полученный в полиции номерной знак, а также еще имея при себе именное разрешение полиции и книжку с правилами езды. К тому же требовалось предварительно сдать экзамен на умении ездить при городском полицейском управлении или в обществе велосипедистов.

Впрочем, это общество еще только создавалось. 12 июня 1896 года велосипедисты собрались в Кутузовском саду и обсудили подготовленный проект устава. Уже на следующей неделе они передали губернатору К. И. Пащенко прошение об “исходатайствовании утверждения прилагаемого при сем устава”, испещрив сопроводительное письмо тремя десятками подписей учредителей общества. Первой среди них стояла подпись губернского предводителя дворянства Н. Новосильцова.

По действовавшим тогда правилам, устав каждой общественной организации, появлявшейся в любом уголке необъятной Российской Империи, рассматривался Министерством внутренних дел. Направляя проект устава на утверждение министра, губернатор в письма от 27 июня особо подчеркнул, что он выработан по примеру уже утвержденного Борисоглебского устава. Несмотря на это, МВД два месяца тщательно изучало проект и внесло в него немало уточнений, усиливающих контроль полиции и властей за деятельностью общества, вплоть до права губернатора “закрыть общество всегда, когда он признает это необходимым по дошедшим до него сведениям о беспорядках в обществе или о нарушении устава”.

Наконец 3 сентября 1896 года товарищ Министра внутренних дел Долгово-Сабуров утвердил устав Псковского общества велосипедистов и через Департамент полиции выслал его губернатору, предложив взыскать с учредителей 3 рубля 20 копеек гербовых пошлин и доставить в Департамент два печатных экземпляров устава.

Цель общества учредители видели “в сближении любителей велосипедной езды, усовершенствовании в ней и распространении велосипедного спорта”. Для этого предполагалось устраивать собрания, экскурсии, праздники и состязания. В уставе указывалось и более отдаленная задача: по мере увеличения средств “устроить зал для гимнастики, фехтования, бега на коньках, а также завести игры:  биллиард, крокет и шахматы”. Добывать средства намеривались, не только собирая ежегодные взносы и пожертвования, но и устраивая платные лекции на спортивные темы, музыкальные и танцевальные вечера, спектакли…

Устав подчеркивал чисто любительский характер этого спортивного общества: его членами не могли стать профессиональные ездоки, публично выступающие за деньги. Кроме того, общество было довольно элитарным. И не только потому, что требовало от своих членов немалые вступительные и ежегодные взносы, доступные лишь состоятельным людям. От членства в обществе устранялись несовершеннолетние, то есть значительная часть молодежи, поскольку в России совершеннолетие наступало только в 21 год. Не принимались в общество учащиеся, нижние воинские чины и юнкера… Основную массу членов Псковского общества велосипедистов составляли местные чиновники, интеллигенция, предприниматели, офицеры квартированных в Пскове полков.

Первое организационное собрание нового общества велосипедисты провели в зале одного из местных клубов, носившего название “Семейный кружок”. Клуб арендовал тогда помещение в доме Г. Ф. Викенгейзера на Сергиевской улице (ныне Октябрьский проспект, 4). Там 5 ноября 1896 года был избран первый состав Комитета для заведывания делами общества. Председателем естественно тал Н. И. Новосильцов, вице-председателем избрали Роберта Антоновича Прейса (начальника службы тяги на железной дороге, организатора народного театра на ст. Псков), казначеем  бухгалтера земского банка В. С. Седельщикова (домовладельца, гласного городской думы). Обязанности секретаря комитета принял на себя помощник присяжного поверенного В. М. Кацнельсон (юрисконсульт городской управы), распорядителя – подполковник П. А. Адамович (воспитатель в кадетском корпусе), врача, наблюдавшего за безвредностью упражнений на велосипедах и оказывающего помощь при несчастных случаях, — известный доктор Эдуард Августович Пихлау. Свои общественные обязанности все они выполняли безвозмездно.

Комитет вновь договорился с командованием Иркутского полка о пользовании его манежем. Газетное объявление извещало, что по средам и пятницам езда на велосипедах проводится по вечерам, с 5 до 9 часов, в субботу – после всенощной, а по воскресеньям – днем с часу до пяти. Записавшиеся в общество могли посещать манеж бесплатно, а посторонние лица платили за вход 25 копеек в пользу общества. Объявление заканчивалось приглашением вступать в его члены. В день возобновления тренировок 12 января 1897 года играл полковой оркестр.

В эту зиму член общества велосипедистов Александр Иванович Черной устроил на середине реки Великой неподалеку от Плоского спуска небывало просторный каток площадью 2800 квадратных саженей (более гектара) с чайной в бревенчатом домике для переодевания. При открытии катка 17 ноября 1896 года играли даже три военных оркестра, но из-за высокой входной платы (по 30 копеек) катающихся все равно было немного.

Зато катком Чернова воспользовалось общество велосипедистов, чтобы провести свои первые соревнования. В Крещенье 6 января оно организовало там конькобежные состязания на дистанции в 500 саженей. Для присуждения ценных призов за первые три места Комитет избрал из своей среды особую гоночную комиссию.

С наступлением летнего сезона Комитет стал устраивать совместные тренировки и большие развлекательные прогулки на велосипедах. Перая такая поездка состоялась в воскресенье 25 мая 1897 года: 17 кавалеров и дам выезжали из Пскова по Рижскому шоссе в имение Станки. За пять часов они проехали туда и обратно 35 верст и вернулись в половине 11-го вечера.

Не обошлось и без недоразумений. По дороге кто-то бросил в велосипедистов камнем. Видимо зрелище все еще оставалось для окрестных крестьян непривычным. Впрочем, не только малограмотные люди позволяли себе такие враждебные выпады. В декабре 1899 года журнал  “Псковские епархиальные ведомости” перепечатал обширную статью своих астраханских коллег под названием  «К вопросу об общественных удовольствиях и увеселениях». В ней, в частности, доказывался вред народного театра, даже детского, а также езды на велосипедах, особенно состязаний, язвительно названных истязаниями.

Конечно, все это не могло помешать деятельности общества велосипедистов. Более того, оно наконец решилось устроить свои первые велогонки. Вот как о них рассказал репортер “Псковского городского листка” в N 52 за 5 июля 1900г.:

“В воскресенье 2-го июля в псковском обществе велосипедной езды состоялось первое в нашем городе состязание велосипедистов на призы по Рижскому шоссе на расстоянии 20 верст в оба конца. К назначенному сроку, а именно в 6 часов вечера, прибыли велосипедисты и масса публики, которая так стеснила гонщиков, что пришлось обратиться за содействием к полиции. В гонщики записались гг. Сультсон, Швейгер, Полянский, Дрейер и Зазулин. Любитель-фотограф г. Ашурков сделал снимок, который несомненно разойдется среди гонщиков.

Гонщики выехали в 7 час. Г. Полянский, прошедший дистанцию в 20 верст в 48 м. 30с., получил 1 приз; г. Сультсон, прошедший дистанцию в 50 м., получил 2 приз; г. Швейгер, прошедший дистанцию в 51 м., получил  3 приз; затем прибыли г. Дрейер, окончивший дистанцию через 53м., и Зазулин – через 54м. Все три приза взяты на велосипедах первой русской фабрики в г. Риге Лейтнера и Ко; велосипеды оказались в полной исправности, несмотря на скверное состояние шоссе.

Весьма отрадно видеть, что и у нас, во Пскове, общество велосипедистов при новом составе старшин во главе с председателем г. Новосильцовым начинает проявлять свою деятельность; пожелаем молодому обществу развиться и не останавливаться на первой гонке”.

Так выглядел первый спортивный репортаж, опубликованный в псковской печати. Не будем его подробно комментировать, хотя количество участников и их результаты сейчас кажутся смешными. Ведь это было самое начало.

В дальнейшем шоссейные гонки, как правило, проводились на более короткие расстояния. 20 августа велосипедисты состязались на шоссе между переездом железной дороги, что у станции Березки, и мостом через речку Череху, то есть на дистанции в 9 верст. Позаботились и о развлечениях для членов общества. На мосту гонщиков встречал музыкой военный оркестр Енисейского полка. Затем в Черехинском курзале победителям вручили призы и состоялись танцы до 12 часов ночи, так как в это время из Черехи в город отходил последний речной пароход.

В конце 1900 года общество велосипедистов решило само содержать собственный каток. На реке Великой постоянно дули ветры. Поэтому, получив согласие арендатора Кутузовского сада и разрешение городской думы, велосипедисты залили одну из дорожек сада. Правда, бывала теснота, толкотня, плату за вход в сад брали с конькобежцев и с некатающихся посетителей. Так что особой радости этот каток не доставил.

Молодым читателям наверное трудно себе представить что тогда в городе не было ни одного стадиона.  Официальная администрация даже не задумывалась об этом. Вот и приходилось обществу велосипедистов самостоятельно искать более подходящее место для катка. Наконец оно обратило внимание на пустующую площадку между Поганкиными палатами и Гоголевской улицей. Это место городская дума уже давно безвозмездно уступила Маринской женской гимназии для постройки нового здания, но ей все не удавалось добиться ассигнований на его строительство. Гимназия согласилась временно уступить площадку обществу велосипедистов, потребовав, правда арендную плату.

2016-07-08

Обществу пришлось потратиться и на постройку так называемого “вокзала” – деревянного теплого помещения, где можно было обогреться и даже получить горячую пищу и чай, но без крепких напитков. Наконец 26 декабря 1904 года состоялось освящение вокзала и торжественное открытие нового, довольно обширного катка. К празднику на катке установили елку, пригласили музыкантов, запускали фейерверки, так что масса развлечений привлекла и много публики. В воскресные дни катающихся и гуляющих собиралось более трехсот человек. Семейные люди иногда ворчали, что посещение катка обходится дороговато, но все понимали: общество велосипедистов тоже сильно поиздержалось. Зато в городе появилась спортивная площадка и зимний каток.

В том же 1904 году случилось еще одно важное событие: общество велосипедистов получило в аренду давно пустовавшее здание бывшей почтовой станции Кресты в 4-х верстах от Пскова на стыке Крестового и Петербурского шоссе (там, где теперь стоит памятник в честь первых побед Красной Армии).

2016-07-08 (1)

Это позволяло предложить велосипедистам много новых занятий. В летнем помещении и на дворе решили завести крокет, серсо (ловля небольших колец палочками), шашки и шахматы, спортивные журналы, фут-бол (именно так, через черточку напечатали тогда название этой малознакомой игры и даже в скобках разъяснили: “английская игра в мяч”). А в дальнейшем предполагалось оборудовать тир для стрельбы в цель, приобрести снаряжение для гимнастики, фехтования и даже соорудить велотрек.

В среду 9 июня 1904 года члены общества дружно собрались в Кутузовском саду и ровно в 8 часов вечера на велосипедах отправились в Кресты на открытие своего нового клубного помещения. Там был устроен и буфет. А через две недели они организовали здесь веселое празднование “канун Иванова дня с возжиганием смоляной бочки, традиционным фейерверком, пением старинных песен”. За развлечениями не забывали проводить иногда и спортивные состязания.

Старое название – “Псковское общество велосипедистов” – стало теперь не соответствовать наметившемуся разнообразию спортивных увлечений и предполагаемому расширению деятельности общества. Поэтому решили реорганизовать его. Сделать это стало нетрудно: в результате знаменитого царского манифеста от 17 октября 1905 года, даровавшего россиянам ряд свобод, простился и порядок создания общественных организаций. Для этого уже не требовалось обращаться в МВД. Активисты общества велосипедисты разработали новый устав и 4 ноября 1906 года зарегистрировали его в канцелярии губернского присутствия под названия  “Псковское общество любителей спорта”

Псковское общество любителей спорта

Правление общества любителей спорта рассказало о своих намерениях в объявлении, опубликованном новой городской газетой  “Псковитянин” 28 января 1907 года: “Общество предполагает нынче летом ввести: атлетический, гимнастический, стрелковый, фехтовальный и гребной спорт и подвижные игры: лаун-теннис, футбол, кегельбан и др., а также устраивать различные поездки на велосипедах, лодках и т. п.

Запись кандидатов в члены общества принимается на катке ежедневно с 6 часов вечера, где можно получить для ознакомления устав общества. Членский годовой взнос для мужчин 4 рубля и дам 3 рубля”

Обновленное общество сразу в феврале провело на своем катке у Поганкиных палат первые спортивные состязания – в фигурной езде на коньках. Любопытно, что уже тогда эти соревнования очень напоминали современные: сначала спортсмены исполняли обязательные фигуры по особой программе, а затем соревновались в произвольном катании.

Первый приз (золотой именной жетон общества) председатель Совета надворный советник Михаил Александрович Князев (правитель канцелярии губернатора) под туш музыки вручил г. Грюнбергу, второй приз ( серебряный жетон) – г. Корнутову. Судьями были члены Совета общества и несколько лиц, приглашенных из публики.

А на субботу 24 февраля назначили членский семейно-маскарадный вечер с ценными призами за мужские и дамские костюмы. Для привлечения в общество новых членов в афишах подчеркивалось, что члены общества будут допускаться бесплатно, а посторонние – за плату. Но, готовя это увеселение, вспомнили о пропущенной годовщине бывшего общества велосипедистов и решили одновременно отметить его 10-летие. Юбилейные торжества состоялись в том же зале дома Викенгейзера на Сергиевской улице, где 5 ноября 1896 года проходило первое общее собрание ( теперь зал арендовал другой клуб – коммерческое собрание). Соответственно изменилась программа вечера: пригласили гастролировавшую в Пскове труппу Михайловского, которая разыграла подходящий спектакль под названием  “Клуб велосипедистов” и дивертисмент: украсили зал зеленью и цветами: устроили товарищеский ужин по подписке, затем оживленные танцы до 4 часов утра.

Хотя вечер получился приятный, интересный и веселый, но не оправдал трудов и расходов, поскольку не привлек новых членов в общество и дополнительных пожертвований. В связи с этим автор газетного отчета закончил его сетованиями на то, что их старания способствовать по мере сил и средств физическому развитию молодежи не находят пока сочувствия и поддержки. “Наше русское общество не хочет понять, что физическое воспитание для подрастающего поколения также необходимо, как и умственное, т. е. образование”. (Поэтому) “дети не только неимущих, но даже и состоятельных классов отличаются вялым, тщедушным видом, восприимчивостью к болезням, малокровием и т.п.”.

Недостаток средств не позволил  Псковскому обществу любителей спорта осуществить свои обширные, разрекламированные планы. В печати не встречались сообщения о попытках Совета привлечь приток денег каким-либо другими способами кроме сбора членских взносов. И спортивная деятельность общества несколько лет ограничивалась только заливкой катка и организацией велосипедных гонок.

Зато в них стали принимать участие уже до тридцати гонщиков. Совершенствовалась и их организация, вводился раздельный старт велосипедистов. Для разнообразия 28 июня 1909 года в Черехе устроили даже состязания на тихую езду, в которых приз вручался велосипедисту, приехавшему на финиш дистанции в 50 саженей (около 107 м) последним. Эти своеобразные соревнования закончились танцами в Черехинском курзале.

Летом 1911 года общество “Спорт” (так его часто называли для краткости) наконец решило устроить чемпионат Пскова по велосипедным гонкам. Его провели в воскресенье 14 августа на дистанции в 6 верст по маршруту Череха – Кресты – Череха. Первому, чемпиону Пскова г. Карпачеву (вероятно, старшему монтеру электростанции) вручили почетный нарукавник.

Сразу стали готовиться и к первенству губернии, для чего выбрали более значительную дистанцию 52 версты от Пскова до Изборска и обратно. 11 сентября того же 1911 года на старт вышли 12 велогонщиков. Василий Егорович Антонов ( кстати, член ревизионной комиссии общества) первым преодолел это расстояние за 1 час 57 мин. 30 сек. И стал чемпионом Псковской губернии.

Тем, кому захочется сравнить его среднюю скорость (28,3 км/час) с современными показателями необходимо напомнить, что тогда Псково-Рижское шоссе не имело асфальтового покрытия. Зато отметим заметное увеличение скоростей псковских спортсменов: на первых велогонках 2 июля 1900 г. Намного более короткую дистанцию в 20 верст победитель проехал за 48 мин. 30 сек, что составляет 26,4 км/час.

После рассказа о двух только что проведенных чемпионатах странно прозвучит сообщение о том, что в том же 1911 году общество “Спорт”  тихо и неприметно прекратило свое существование. Из-за нехватки денег оно уже давно не платило женской гимназии арендную плату за пользование площадкой у Поганкиных палат. К тому же во Пскове стали появляться новые спортивные клубы, взявшиеся за дело более энергично и тем привлекавшие к себе псковcких спортсменов. А к обществу “Спорт”  интерес псковичей резко падал. Последний председатель Совета, отставной генерал-майор Алексей Александрович Тюнегов еще весной отказался от этой общественной должности, ссылаясь на полную инертность своих коллег. В мае-июне 1911 года трижды назначалось общее отчетно-выборное собрание членов общества, но они упорно не желали являться, и собрание так и не состоялось. Это означало фактический крах общества.

Уже в сентябре газеты “Псковский голос” обращала внимание читателей, что псковское спортивное общество, председателем которого был генерал Тюнегов, кончило свое существование;  его плац заброшен, там теперь играют реалисты и гимназисты, но все это надо заново правильно организовать.

И все-таки следует признать, что Псковское общество велосипедистов и его председатель – Общество любителей спорта оставили свой след в спортивной истории нашего города.

Автор: краевед Натан Левин, вырезки из газеты «Спортивный вестник».

За поиски текста в архивах библиотеки спасибо Арине Румянцевой 🙂